Николай Носков чуть не сел в «Бутырку» из-за подделки паспорта

Николай Носков
Николай Носков // Фото: Анатолий Ломохов/Starface.ru

В 1992 году Коля ушел из «Парка Горького» и с 11 долларами в кармане вернулся на родину из Америки, – рассказывает «СтарХиту» гитарист Дмитрий Четвергов. – В Москве надо было на что-то жить, а ничем, кроме музыки, зарабатывать не умел. Тогда мы объединились и создали группу «Николай». Уже через пару лет раскрутились и заключили контракт с лучшей на тот момент в индустрии фирмой – Polygram. Записывать первый альбом Mother Russia было негде – достойных студий еще не существовало. Площадку нам оперативно нашли в Германии: собирай чемоданы и вылетай… но не тут-то было! Я о Европе и не мечтал – заграничного паспорта не оформлял никогда, а у Носкова он был просрочен. Билеты горели, через четыре дня мы уже должны сидеть в самолете и махать в окно ручкой! Пришлось поднять все связи, обратиться к знакомому знакомого с подвязками в МИДе. За кругленькую сумму в пару тысяч баксов наш новый друг сделал не только документы, но даже визы состряпал! Мы понимали, что с бумагами что-то нечисто – не дают их в такой короткий срок. Но обратного пути попросту не было.

Удача сопутствовала нам – мы без проблем прошли таможенный контроль и уже через несколько часов были в Кельне. В Германии провели два месяца. Тяжелые два месяца, честно говоря! Мы с Колей были просто героями поговорки «И швец, и жнец, и на дуде игрец». Грамотных музыкантов в чужой стране найти было крайне трудно. Группа должна состоять из бас-гитариста и гитариста, вокалиста и барабанщика, а нас было лишь двое. Пальцы были стерты в кровь, а глотки сорваны, но мы справились – записали 13 песен на английском языке. Когда до отъезда осталась пара дней, опомнились! Оторвались тогда на славу, благо деньги были – себе нашли кожаные куртки и штаны для концертов, футболки, джинсы, кеды, даже трусов и носков набрали. Друзьям везли «Амаретто». В России этот ликер по тем временам стоил безумных денег, а там копейки. Родителям приобрели всяких прибамбасов, сувениров, колбасы, сыров. В общем, домой тащили пять сумок, набитых вещами и бобинами, на которых был записан наш первый альбом. Возвращались в Россию мы тоже не без приключений. Решили ехать на машине – когда в следующий раз Европу посмотреть получится! За подержанный Opel мы заплатили на авторынке 500 долларов и двинулись в сторону Чехии. И кнедликов наелись, и свиную рульку попробовали. Стартовали дальше – впереди ждала Польша, где в то время был разгул преступности. Нас сразу предупредили – въедете на территорию, не смейте ни в коем случае останавливаться. Мы к тому времени познакомились с русскими ребятами, задружились и ехали замыкающими в колонне из нескольких машин. Девять мужиков были уверены: бояться нечего! Сначала все шло благополучно, но внезапно нас подвел «опелек» – машина заглохла прямо на горке.

 

В лихие 90-е Носков не боялся даже бандитов
В лихие 90-е Носков не боялся даже бандитов // Фото: Личный архив

Новоиспеченные приятели, конечно, укатили вперед, не заметив потери бойца. И вот картина, представьте… Стоим мы посреди трассы, копаемся в двигателе – рядом паркуется грязный черный «Мерседес», из которого вываливаются два натуральных бандюка. Носков говорит: «Димон, хрен бы с ними, со шмотками, а бобины с записями альбома надо как-то спасать!» Я схватил попавшуюся под руку отвертку, Колян нашел лом в багажнике. А те двое к нам с битами приближаются. Чем бы драка закончилась – неизвестно, ведь ребята шире нас раза в два были.

Благо, наши товарищи на следующей заправке обнаружили таинственное исчезновение и решили вернуться. Они показались из-за пригорка как нельзя вовремя. Когда громилы поняли, что это наша группа поддержки, запал у них как-то испарился. Против девяти человек выступать они не решились и быстро ретировались, но мата на польском мы наслушались. Казалось, с нас уже хватит происшествий. Не тут-то было! Самый главный сюрприз ждал впереди.

Золотой состав «Парка Горького» покорил Америку. На фото (слева направо) – Александр Львов, Александр Маршал, Ян Яненков, Николай Носков, Алексей Белов
Золотой состав «Парка Горького» покорил Америку. На фото (слева направо) – Александр Львов, Александр Маршал, Ян Яненков, Николай Носков, Алексей Белов // Фото: Личный архив

На российской границе мы подверглись тщательному досмотру. Таможенники нас как будто специально задерживали. Как оказалось, небезосновательно. Выяснилось, что наши паспорта подделаны. Причем очень качественно. Сканер подлога не распознавал, а какой-то хороший специалист, в тот день дежуривший на посту, определил. За такие выкрутасы нам с Колей грозил приличный срок – сутки держали под арестом. Мы несколько раз давали показания, уверяя, что ни при чем, что подпольного цеха для изготовления фальшивых документов у нас нет! Лишь на следующее утро нас отпустили до выяснения обстоятельств под подписку о невыезде. Через несколько недель, когда уже затаскали по допросам, ситуация решилась в нашу пользу. Правоохранительные органы нашли изготовителя паспортов, его арестовали, и с нас сняли обвинения. Вот только загранники пришлось новые получать – те, конечно, аннулировали».

В 1996-м артист еще не успел заработать на ремонт в квартире
В 1996-м артист еще не успел заработать на ремонт в квартире // Фото: Наталья Логинова
Первый сольный концерт в Кремле Николай отмечал в клубе «Тропикана» с Пригожиным и Панкратовым-Черным, 2000 год
Первый сольный концерт в Кремле Николай отмечал в клубе «Тропикана» с Пригожиным и Панкратовым-Черным, 2000 год // Фото: Анатолий Ломохов